Птицы и «репетиция

На невидаль контрастными оказались погодные условия в заповеднике под крышка осенней миграции птиц. Первая жена октября выдалась чуть не по-летнему теплой, с кратковременными дождями и даже грозами. Отлет насекомоядных птиц к этому времени едва не закончился: как только зарянки, крапивники, ей-ей отдельные горихвостки-чернушки оставались вдобавок на местах. До 14-15 октября попадались пролетные певчие дрозды и коньки, Но основную массу мигрантов составляли уже семеноядные виды: зяблики, юрки, чижи, стайки припозднившихся голубей – вяхирей летели, обычно в утренние часы, к югу и юго-западу. В небольших количествах мигрировали хищники – канюки и перепелятники, а около Ягодненской колонии упорно держались до самых холодов 2 последние серые цапли. В лесу же уже встречались, в основном, зимующие виды: стайки синиц, поползни, пищухи, корольки и колоссально многочисленные в этом году дятлы. И все же, во вторую октябрьскую декаду, теплым солнечным вечером, к тому же дозволительно было услышать короткую, осеннюю песню зарянки и чёрного дрозда. А быстро территориальные крики воробьиных сычей, часто перекликающихся товарищ с другом, раздавались не только на закате, Но и между бела дня. И вдруг, 19 октября, природа как будто вспомнила пушкинское стихотворение, посвященное этой дате. «… Сребрит погода увянувшее поле…». одновременно кончилась «золотая осень», ветки деревьев и мурава покрылись густым, сверкающим на солнце, инеем, — и вмиг появились последние пролетные гости. Ранним утром над долиной Вытебети пролетела к югу семья лебедей-кликунов: белоснежная взрослая два и 2 сероватых птенца. А уже днем объявились первые канюки-зимняки, чечётки и свиристели. приблизительно в эти же сроки все больше и больше стало быть являться снегирей: к местным, покинувшим свои местообитания в густых ельниках, явно добавились подкочевавшие с севера. Но самая интересная орнитологическая открытие была сделана позже: 1 ноября нашему териологу Е.М. Литвиновой посчастливилось встретить стайку рогатых жаворонков, обитателей каменистых тундр, отроду ранее не отмечавшихся в Засеках. Из «краснокнижных» видов птиц не мало раз отмечались серые сорокопуты и средние дятлы, которые осенью ведут себя значительно заметнее, чем в гнездовой период. Необычно высокой была этой осенью и число куриных птиц. Практически на каждом маршруте встречались не только обычные в заповеднике рябчики, Но и тетерева и глухари. Последние явно сконцентрировались в приопушечной части массива, около дорог, в поисках гастролитов – мелких камешков, которые птицы используют в качестве «жерновов», перетирающих в мускульном желудке грубые зимние корма. А самоуправно барыш популяции тетеревиных птиц объясняется, в первую очередь, большей выживаемостью молодняка зa счет высокого пика численности рыжей полёвки, обеспечившей кормом наземных хищников, в иных условиях питающихся птенцами куриных. На диво контрастными оказались погодные условия в заповеднике под заключение осенней миграции птиц. Первая жена октября выдалась приблизительно по-летнему теплой, с кратковременными дождями и даже грозами. Отлет насекомоядных птиц к этому времени едва не закончился: как только зарянки, крапивники, ей-ей отдельные горихвостки-чернушки оставались снова на местах. До 14-15 октября попадались пролетные певчие дрозды и коньки, Но основную массу мигрантов составляли уже семеноядные виды: зяблики, юрки, чижи, стайки припозднившихся голубей – вяхирей летели, обычно в утренние часы, к югу и юго-западу. В небольших количествах мигрировали хищники – канюки и перепелятники, а около Ягодненской колонии упорно держались до самых холодов 2 последние серые цапли. В лесу же уже встречались, в основном, зимующие виды: стайки синиц, поползни, пищухи, корольки и невыносимо многочисленные в этом году дятлы. И все же, во вторую октябрьскую декаду, теплым солнечным вечером, вдобавок дозволено было услышать короткую, осеннюю песню зарянки и чёрного дрозда. А быстро территориальные крики воробьиных сычей, часто перекликающихся товарищ с другом, раздавались не только на закате, Но и между бела дня. И вдруг, 19 октября, природа якобы вспомнила пушкинское стихотворение, посвященное этой дате. «… Сребрит погода увянувшее поле…». одновременно кончилась «золотая осень», ветки деревьев и травка покрылись густым, сверкающим на солнце, инеем, — и разом появились последние пролетные гости. Ранним утром над долиной Вытебети пролетела к югу семья лебедей-кликунов: белоснежная взрослая двое и 2 сероватых птенца. А уже днем объявились первые канюки-зимняки, чечётки и свиристели. почти в эти же сроки все больше и больше следовательно казаться снегирей: к местным, покинувшим свои местообитания в густых ельниках, явно добавились подкочевавшие с севера. Но самая интересная орнитологическая открытие была сделана позже: 1 ноября нашему териологу Е.М. Литвиновой посчастливилось встретить стайку рогатых жаворонков, обитателей каменистых тундр, сроду ранее не отмечавшихся в Засеках. Из «краснокнижных» видов птиц не мало раз отмечались серые сорокопуты и средние дятлы, которые осенью ведут себя несравненно заметнее, чем в гнездовой период. Необычно высокой была этой осенью и число куриных птиц. Практически на каждом маршруте встречались не только обычные в заповеднике рябчики, Но да тетерева и глухари. Последние явно сконцентрировались в приопушечной части массива, около дорог, в поисках гастролитов – мелких камешков, которые птицы используют в качестве «жерновов», перетирающих в мускульном желудке грубые зимние корма. А собственноручно барыш популяции тетеревиных птиц объясняется, в первую очередь, большей выживаемостью молодняка зa счет высокого пика численности рыжей полёвки, обеспечившей кормом наземных хищников, в иных условиях питающихся птенцами куриных.