Экологи Иркутской области призывают не «созидать

учреждение «Байкальская экологическая волна» выступила визави инициативы депутата Госдумы России Максима Тена упражнять регулирование земельных взаимоотношений на отдельно охраняемых природных территориях, которые бы позволили пользоваться в хозяйственной деятельности земли национальных парков «без ущерба для экологии». как повествует 24 ноября 2014 возраст избранник БЭВ, знаменитый доктор Виталий Рябцев, на деле это может обернуться тем, что строительство («созидание») приблизительно любых объектов причинит природе ущерб, в том числе непоправимый. Речь соглашаться о землях да называемого двойного назначения, которые находятся на территории национальных парков, Но управляются муниципалитетами. образец – Тажеранские степи в Ольхонском районе Иркутской области, входящие в количество Прибайкальского национального парка. «Земли сельскохозяйственного назначения, включенные в число ПНП, составляют 112 000 га. исключая степей, используемых под пастбища и сенокосы, здесь располагаются водно-болотные угодья (соленые и пресные озера, речные дельты), песчаные массивы, галечниковые косы, скалы (в том числе живописные останцы), лесные колки. По уровню биоразнообразия и количеству редких видов животных и растений данная страна не имеет себе равных не только в Иркутской области, Но и во всем Байкальском регионе. Земли находятся в двойном подчинении – и ПНП и районной администрации, — рассказывает Рябцев. — Это вконец «лакомые» территории, до только – прибрежные участки». Ученый напоминает, что вторично в 1999 году власть Ольхонского района после начальство России пыталась исключать из состава ПНП 110 тыс. га, Но не получилось. В 2009 году была план планирования рационального использования земель сельскохозяйственного назначения в Ольхонском районе, где границы 110 тыс. га, включенных в число ПНП, не были обозначены, про их особенный охранный порядок так себ е не говорилось. если бы схему приняли, земли перевели бы в рекреационные, отдали в аренду и застроили бы. Виталий Рябцев считает, что с выступления Максима Тена на парламентских слушаниях 17 ноября  началась третья старание «захвата» земель. «Отсутствие утвержденных границ земель двойного подчинения в ПНП имело итогом «освоение» в 2000-х гг. берегов Мухорского, Куркутского, Тутайского заливов Малого моря, — сетует Виталий Рябцев. — безотлагательно здесь застроены все участки, где это технически оказалось возможным. А если пройдут предлагаемые депутатом Теном поправки, то и все другие привлекательные прибрежные участки в материковой части ПНП (в пределах Ольхонского района) окажутся под ударом. В том числе бухточки и распадки суши Тажеранской степи. Желающих здесь «созидать» – более чем достаточно. Они в кратчайшие сроки способны уничтожить природную красоту этих мест, нанести безнадежный убыток их животному и растительному миру. А экопросвещение и экотуризм не помогут. В своем нынешнем виде они являются как только дымовой завесой, прикрывающей происходящую коммерциализацию природоохранной деятельности. Существующие законы позволяют принуждать традиционное сельское обстановка на включенных в количество национального парка землях сельскохозяйственного назначения. Но гораздо больше желающих получить часть (особенно – прибрежный) не для ведения хозяйства, а под строительство. часто земли, переданные в аренду для ведения фермерского хозяйства, в реальности застраиваются туристическими объектами»учреждение «Байкальская экологическая волна» выступила противу инициативы депутата Госдумы России Максима Тена воспитывать регулирование земельных взаимоотношений на отдельно охраняемых природных территориях, которые бы позволили пользоваться в хозяйственной деятельности земли национальных парков «без ущерба для экологии». как повествует 24 ноября 2014 возраст агент БЭВ, памятный профессор Виталий Рябцев, на деле это может обернуться тем, что строительство («созидание») почти что любых объектов причинит природе ущерб, в том числе непоправимый. Речь соглашаться о землях да называемого двойного назначения, которые находятся на территории национальных парков, Но управляются муниципалитетами. прообраз – Тажеранские степи в Ольхонском районе Иркутской области, входящие в смесь Прибайкальского национального парка. «Земли сельскохозяйственного назначения, включенные в количество ПНП, составляют 112 000 га. выключая степей, используемых под пастбища и сенокосы, здесь располагаются водно-болотные угодья (соленые и пресные озера, речные дельты), песчаные массивы, галечниковые косы, скалы (в том числе живописные останцы), лесные колки. По уровню биоразнообразия и количеству редких видов животных и растений данная место не имеет себе равных не только в Иркутской области, Но и во всем Байкальском регионе. Земли находятся в двойном подчинении – и ПНП и районной администрации, — рассказывает Рябцев. — Это крайне «лакомые» территории, до только – прибрежные участки». Ученый напоминает, что вдобавок в 1999 году власть Ольхонского района после начальник России пыталась исключать из состава ПНП 110 тыс. га, Но не получилось. В 2009 году была план планирования рационального использования земель сельскохозяйственного назначения в Ольхонском районе, где границы 110 тыс. га, включенных в смесь ПНП, не были обозначены, про их частный охранный строй ничто не говорилось. если бы схему приняли, земли перевели бы в рекреационные, отдали в аренду и застроили бы. Виталий Рябцев считает, что с выступления Максима Тена на парламентских слушаниях 17 ноября  началась третья старание «захвата» земель. «Отсутствие утвержденных границ земель двойного подчинения в ПНП имело итогом «освоение» в 2000-х гг. берегов Мухорского, Куркутского, Тутайского заливов Малого моря, — сетует Виталий Рябцев. — теперь здесь застроены все участки, где это технически оказалось возможным. А если пройдут предлагаемые депутатом Теном поправки, то и все другие привлекательные прибрежные участки в материковой части ПНП (в пределах Ольхонского района) окажутся под ударом. В том числе бухточки и распадки суши Тажеранской степи. Желающих здесь «созидать» – более чем достаточно. Они в кратчайшие сроки способны уничтожить природную красоту этих мест, нанести безнадежный убыток их животному и растительному миру. А экопросвещение и экотуризм не помогут. В своем нынешнем виде они являются чуть дымовой завесой, прикрывающей происходящую коммерциализацию природоохранной деятельности. Существующие законы позволяют водить традиционное сельское обстановка на включенных в соста
11e8
в национального парка землях сельскохозяйственного назначения. Но гораздо больше желающих получить часть (особенно – прибрежный) не для ведения хозяйства, а под строительство. часто земли, переданные в аренду для ведения фермерского хозяйства, в реальности застраиваются туристическими объектами»